Рубрика: ‘Работа Байрон Кейти’ в действии

С Днём Валентина! «‘Мне нужна твоя любовь, — правда ли это?'» ~ Байрон Кейти

«‘Мне нужна твоя любовь, — правда ли это?'» ~  Байрон Кейти

«I need your love—is that true?» ~ Byron Katie

Если оба партнера практикуют исследование («Работа Байрон Кейти» — метод исследования мыслей), их отношения могут измениться так, что обоим это покажется чудом. Общение все открывает, у людей не остается друг от друга секретов. Участие обоих партнеров необязательно; жизнь в браке полностью меняется, даже если ‘Работу’ по отношению к партнеру проделывает один из супругов. Но если участвуют оба, эффект удваивается.
Что происходит в жизни, когда муж и жена начинают заниматься исследованием? Ниже приведена история молодой пары из Праги. Подвергая свои мысли сомнению, оба совершали Работу — и по отдельности, и вместе. Вот рассказ жены:

С моим браком творилось что-то невообразимое, мы все чаще проводили время отдельно друг от друга, ведь мы так часто ссорились: почти каждый разговор превращался в противостояние. Я каждый день чувствовала боль и разочарование. Могу детально рассказать об этой боли, но мне придется говорить по памяти, ведь с тех пор я открыла для себя исследование. И с того времени все стычки с мужем прекратились. Удивительно, правда? Все изменилось так быстро, что мы оба были потрясены такой быстротой. Думаю, лучшей демонстрацией всего этого будет рассказ о том, как происходила перемена, — я опишу часть исследования и то, как оно изменило нашу жизнь.
Моя потребность в эмоциональной поддержке мужа приносила мне столько страданий, что я стала исследовать саму мысль об этой потребности в мужниной любви. Я даже не задумывалась, насколько эта мысль правдива, меня слишком сильно пугала возможность такого анализа. Я сразу перешла к вопросу о последствиях.
«Мне нужна любовь моего мужа», как я реагирую, когда верю этой мысли? Ну, когда я ей верю и муж мне улыбается, то все нормально. Но если я не могу к нему пробиться (он занят, или чем-то озабочен, или в командировке) и я верю, что нуждаюсь в его любви, то чувствую опустошенность, живот словно узлом скручивает. Затем я ему звоню, и если не дозваниваюсь, то мысли совсем выходят из-под контроля: «Почему я не могу до него дозвониться? Что-то случилось? Он меня не обманывает?» Эти мысли перемежаются критикой: «Он недостаточно чуток, он должен ощущать, когда нужно мне позвонить». Через час я начинаю паниковать и думать уже другое: «Я вышла не за того, ему чихать на меня, он никогда не звонит, когда я в нем нуждаюсь».
Вечером, когда он мне перезванивает, я веду себя с ним как свидетель противоположной стороны в суде, я устраиваю ему перекрестный допрос. В сущности, я жду, что он скажет: «Я люблю тебя», но не признаюсь ему в этом. И если этих слов он не произносит, я заявляю, что устала от его странного и нечуткого поведения и что дальше так продолжаться не может. Потом я грущу, злюсь на него и на себя, у меня начинает болеть голова и я снова тянусь за сигаретой. Вместо того чтобы спать, я мысленно прокручиваю его слова и сравниваю их с известной мне информацией, выискивая несоответствия. Утром мне снова нужно ему позвонить.
Если муж дома, но не в настроении или же чем-то занят и если я думаю, что нуждаюсь в его любви, то сначала стараюсь ему угодить, а потом пытаюсь разговорить — даже если он предупредил, что занят. Если это не срабатывает, я расстраиваюсь, отрываю его от дел, жалуюсь, что он работает даже дома и что нам нужно больше времени уделять развитию наших отношений. Припоминаю ему прошлые обиды.
Все было настолько плохо, что я перестала разговаривать и спать с ним, уходила из дому, когда он приходил. Мы перестали вместе готовить еду, перестали вместе есть, я не занималась хозяйством, не стирала его одежду, «забывала» передавать, кто звонил. Все это было невероятно грустно, я чувствовала страшное одиночество. «Я останусь одна, как моя мама, — думала я. — Не нужно было выходить за него замуж. Все идет к разводу, был другой парень, который хотел со мной встречаться, — вот его и следовало выбрать». Я критиковала все связанное с моим мужем, каждую мелочь. Иногда манипулировала им, жалуясь на плохое самочувствие. Это срабатывало в моем детстве, люди добрели, и я попробовала повторить этот трюк с мужем. Моя правота меня же и вымотала, и все равно я продолжала обострять конфликт.
Я была твердо убеждена, что нуждаюсь в любви мужа и не могу без этой любви жить, поэтому моя ревность стала для нас огромной проблемой. Я почти никуда не ходила вместе с мужем, так как не могла видеть, как он смеется и получает удовольствие от общения с другими женщинами — никакого секса, он просто разговаривал с ними, иногда обнимал. А если я отваживалась пойти с ним на вечеринку, домой мы возвращались с руганью. В конце концов, наши ссоры стали затягиваться на несколько дней, и мы воспринимали их очень, очень серьезно. Казалось, мы будем ссориться до смерти.
Как я уже отметила, все это я рассказываю по памяти. Это то, что я увидела, когда задала себе вопрос: «Как я реагирую, когда верю мысли ‘Мне нужна любовь моего мужа’?» И исследование стало для меня откровением, наша семейная жизнь полностью изменилась. И вот еще что: мне повезло, что мы с мужем начали проводить исследование вместе. Хотя мы с самого начала видели приносимую исследованием пользу, мы и сейчас не устаем удивляться, как нам удалось сделать наш брак столь счастливым. Мы понимаем, как это произошло, но иногда изумляемся случившемуся.
Я начала серьезно подвергать сомнению свои мысли — начала спрашивать себя «Правда ли это?» — каждый раз, когда мы ругались в пух и прах на почве моей ревности. Сначала я обратила внимание на то, что происходит, когда я вижу, как он улыбается или что-то говорит красивой женщине. Я думала, я знаю, что это значит. Исследование сначала удивило меня тем, что я не могу быть уверена в правдивости своих мыслей. Вот какие мысли меня обуревали:
«Он меня бросит». «Он в нее влюбится». «Она лучше, умнее, моложе, красивее меня». «Он не интересуется мной». «Он забыл обо мне». «Я слишком старая, меня невозможно любить». «Он позорит меня перед всеми». «Он такой невнимательный, неверный, он опять мне врет». «Я всегда плохо разбиралась в мужчинах». «Мой брак — фарс». «Глупо, что я терплю это». «Любовь всегда заканчивается печалью».
Я поняла, что этими невероятно мучительными мыслями я пытала саму себя — а не он, как мне казалось раньше. Это открытие меня ошарашило. Я принимала эти мысли как нечто само собой разумеющееся. Как я могла так ошибаться все эти годы? И он все еще был со мной! Разве было бы такое возможно, если бы те мысли о нем были правдой? Я посмотрела на жизнь совершенно другими глазами.
После этого я снова начала выходить с ним на люди. Я исследовала мысль: «Я никогда не хочу видеть, как он веселится в компании других женщин» — и сделала такой разворот: «Я с удовольствием посмотрю, как он веселится в компании других женщин». И в следующий раз, когда это случилось, у меня появились совсем другие ощущения. Когда он заговорил с другой женщиной, я подошла к ним, присоединилась к беседе и получила море удовольствия. Раньше я убегала и думала, что мне одиноко, потому что он бросил меня.
Конечно, все произошло не вдруг. Но если на вечеринке меня снова захлестывали прежние чувства, я закрывалась в ванной и включала ноутбук. Записывала свои мысли и исследовала их. Когда я возвращалась к своей жизни—то есть занималась своими мыслями, а не его, — мне сразу становилось лучше. Иногда муж искал меня и находил — а я хохотала над вопросом в стиле «’Он бросит меня ради женщины, с которой только что познакомился’, — правда ли это?» Сумасшедшие мысли, которые раньше вызывали во мне такую злость и грусть, стали вдруг простой шуткой, над которой я могла посмеяться.
То же самое происходило, когда муж был в отъезде и я не могла до него дозвониться. Я снова начинала чувствовать, что нуждаюсь в нем. И принималась за исследование: «Он попал в аварию, ему больно, он умрет», «Мы никогда не увидимся», «Моя жизнь закончится» — могу ли я абсолютно точно знать, что это правда? Одного этого было достаточно для того, чтобы успокоиться. Как только я задавала себе вопросы, путаница в мыслях исчезала. Некоторые мысли исчезали незаметно, я даже не чувствовала этого. Просто отмечала ситуации, которые раньше стали бы причиной бесконечных проблем, — теперь же прежние чувства не воскресали. Некоторые мысли требовали более частого исследования, так как появлялись новые вариации этих мыслей. «Я недостаточно хороша», «Любовь всегда причиняет боль», «Люди должны понимать меня», «Люди должны сдерживать обещания», «Меня невозможно любить такой, какая я есть», «Приходится платить за каждую секунду счастья» — и далее в том же духе. Сейчас все это кажется вздором.
Мы уже год занимаемся исследованием, и наша семейная жизнь изменилась до неузнаваемости. Мы мягко, спокойно уважаем друг друга. Если возникают трения, расходимся по разным комнатам и записываем свои мысли. Затем помогаем друг другу с исследованием. Это может быть так занятно! Мысли, которые раньше приводили к серьезному кризису отношений, причиняли столько боли, что даже вызывали желание расстаться, — теперь после получасового исследования рассеиваются, как облака в летнем небе. А наша любовь растет с каждым недоразумением, которое мы исследуем, с каждым убеждением, которое мы ассоциируем друг с другом. Мы действительно с удовольствием предвкушаем неприятные ощущения! А в нашем партнерском союзе их осталось очень немного. Исследование помогает нам понять, что все эти недоразумения указывают нам, где мы сбились с пути любви и понимания.
Теперь я знаю, что я не жертва. «Мне нужна любовь моего мужа» — правда ли это? Как такое может быть? Только я отвечаю за свою жизнь, здоровье, чувства и счастье. Когда моя склонность нуждаться постепенно исчезла, на ее месте осталась любовь. Для меня исследование стало не просто инструментом — оно стало путем к радости и пониманию.

«Ему все равно до меня — правда ли это?» ~ Байрон Кейти

«Ему все равно до меня — правда ли это? Если я замечаю в себе это суждение, и как ум пытается доказать достоверность этого суждения, то я замечаю кого и в чем я обвиняю. Я могу разобраться с одним из нас и я так рада, что это я. Какие идентичности вы навязываете людям в вашей жизни?»

«‘Ему все равно до меня — правда ли это?’ Помедитируйте над этим. Заметьте, что происходит, когда вы верите этой мысли.»

~ Байрон Кейти

Работа Байрон Кейти в действии

1.Если вы встревожены, расстроены или же вас просто огорчает что-то в прошлом или настоящем, обратите внимание на проносящиеся в вашем мозгу мысли и запишите ту из них, которая в этот миг огорчает вас больше других. Если вы уверены, что это не мысль, а чувство, наделите это чувство голосом. Напишите, что оно сказало бы, если бы умело говорить, — это должно быть простое короткое предложение. Например: «Он взял и вышел из комнаты — значит, ему все равно до меня». Простая фиксация гложущей вас мысли — очень мощное действие. Теперь вы можете подвергнуть эту мысль сомнению.
2.Спросите себя, правда ли это. «Ему все равно до меня — правда ли это?» Не спрашивайте, соответствует ли эта мысль тому, что вам говорили, или тому, чему вас учили. Не думайте о том, какой должна быть жизнь. (Он не отложил газету, когда вы зашли в кухню; он не позвонил и не предупредил, что задерживается; он вышел, не попрощавшись, — но можете ли вы быть уверены в том, что какое-то из этих действий означает его равнодушие к вам?) Не советуйтесь с той частью вашего «я», которая заранее знает, каким должен быть ответ. Вопрос в том, соответствует ли эта мысль вашему внутреннему знанию? Резонирует ли она с вашим глубинным ощущением реальности? Можете ли вы абсолютно точно знать, что ему все равно до вас? (Ответ «Не знаю» здесь подходит так же, как «Да» и «Нет».)
3. Исследуйте, как вы живете, когда верите этой мысли. Что в целом она привносит в вашу жизнь — умиротворение или напряжение? Сближает вас с теми, кого вы любите, или отделяет от них? Как вы реагируете на мысль «Ему все равно до меня»? Каково это — верить такой мысли? Как вы относитесь к себе и другим людям? Как относитесь к нему? Не торопитесь. Опишите себя, когда вы верите этой мысли. Вызывает ли она у вас грусть? Депрессию? Гнев? Отдаляетесь ли вы от него? Хотите завоевать его внимание? Осуждаете и считаете себя неудачницей? Закуриваете сигарету, направляетесь к холодильнику? Будьте как можно более точны, обращайте внимание на все детали.
4. Подумайте о том, какой была бы ваша жизнь без этой мысли. Пусть ваше воображение подскажет вам, кем — или каким — вы были бы без этой мысли. Не ищите, чем заменить мучительную мысль. Просто побудьте какое-то время в пространстве, которое раскрывается, когда вы представляете свое положение без прежней мысли. Притворитесь, что вы не способны породить такую мысль. Каким бы было тогда все происходящее с вами? Мысленно посмотрите на человека без мысли «Ему все равно до меня». Возможно, вы увидите мужчину, увлеченного газетной статьей, который любит свою жену, — но именно в эту секунду ему не хочется фокусировать свое внимание на ней. Возможно, без мысли «Ему все равно до меня» вам будет легче в его удовольствии найти удовольствие для себя.
5. Разверните эту мысль. Рассмотрите другой, противоположный ее вариант. Если один из разворотов кажется вам бессмысленным, не мучайтесь с ним. Разворачивайте изначально утверждение как вам хочется, пока не найдутся такие развороты, которые достигаются наибольшей глубины.
Разворот мысли «Ему все равно до меня»:
Мне все равно до него. (Когда мне больно, я отстраняюсь или сержусь и меня не заботят его чувства.)
Мне все равно до себя. (Мне все равно до себя, когда я иду войной против любимого человека. Я сама взрываю свой покой. Я окружаю себя враждебностью, сама создаю себе врага, затапливаю себя морем грусти и уныния. Тогда и наваливаются разные зависимости — курение, переедание, кутежи.)
Ему равно до меня. (Он может любить меня и в то же время быть со мной грубым. Может любить меня и хотеть расстаться со мной.)

Спросите себя, представляется ли какая-то из развернутых версий не менее — и даже более — правдивой, чем ваша первоначальная мысль, — и если ответ будет положительным, найдите три правдивых сценария, с учетом которых каждая из этих версий окажется истинной. Развороты могут мгновенно освободить вас от мысли, особенно если ваша уверенность уже пошатнулась на предыдущих этапах.

«He doesn’t care about me – is it true? As I notice this judgment and how the mind tries to prove it, I see who and what I’m accusing them of being. I can straighten out one of us, and I’m so glad it’s me. What identities are you imposing on the people in your life?» ~ Byron Katie

Работа Байрон Кейти в действии: “Вы должны оберегать своих детей” – правда ли это?

suffer-2

Сара: Я должна оберегать своих детей, иначе с ними может случиться что-то плохое.

Кейти: «Вы должны оберегать своих детей» — правда ли это?

Сара: Если рассуждать логически, это звучит глупо, поскольку мои дети уже выросли и у каждого из них своя жизнь; они работают, имеют собственных детей. Но это инстинктивная потребность — я чувствую, что должна оберегать их.

Кейти: Понимаю, милая. И какой ваш ответ — да или нет?

Сара: Да. Хотя я не хочу больше мучиться сама и мучить своих детей. Это тяжело.

Кейти: Я слышу, что вы по-прежнему хотите оберегать своих детей.

Сара: Да, это так. Верно.

Кейти: Хорошо, давайте обратимся к тому, что является правдой для вас. «Я больше не хочу заботиться о них. Им не нравится, когда я это делаю. Я устала и больше не желаю этого делать» — правда ли это? Нет. (Смех в зале.)

Сара: Нет.

Кейти: «Вы должны оберегать своих детей» — можете ли вы абсолютно точно знать, что это правда?

Сара (после паузы): Нет. Я не могу знать, действительно ли это то, что мне нужно.

Кейти: Отлично, милая. Это главное, что вы должны понять для себя. Как вы реагируете, коrда верите в эту мысль? Как вы реагируете, когда верите в необходимость оберегать своих детей, хотя в действительности у них все хорошо и без вашей опеки? Ведь это и есть доказательство. Но смотрите, как ведет себя ваш ум: «Да, но … » Как вы реагируете, когда верите в мысль «Я должна оберегать своих детей», а они не хотят вашей помощи, или они недоступны для вас, или вы не можете им помочь, когда знаете, что они нуждаются в помощи?

Сара: Я живу в постоянном напряжении . Все время беспокоюсь о них.

Кейти: И когда вы напряжены и беспокоитесь, как вы обращаетесь со своими детьми? Постарайтесь определить это.

Сара: Думаю, я чересчур их опекаю.

Кейти: Я бы отбросила «Думаю». (Смех в зале) В чем именно это проявляется?

Сара: Ну, я все время даю им советы. Я пытаюсь заставить их быть осторожными, не рисковать. Когда у них все хорошо, я все равно беспокоюсь за их будущее. Я пытаюсь контролировать их жизнь. Иногда это совсем не весело.

Кейти: О, милая, кем бы вы были без этой мысли? Кем бы вы были, если бы у вас не было мысли «Я должна оберегать их»?

Сара (после паузы): Я бы меньше беспокоилась . Я стала бы женщиной, которая живет своей жизнью и позволяет детям жить их жизнью. Мне не нужно было бы контролировать весь мир ради безопасности своих детей. Я стала бы счастливым человеком.

Кейти: Теперь сделайте разворот. «Я должна оберегать своих детей» — разверните эту мысль.

Сара: Я не должна оберегать своих детей.

Кейти: Правда ли это?

Сара: Это правда. И я понимаю это. Но, Кейти, я не хочу, чтобы мои дети страдали. Это так глубоко во мне сидит.

Кейти: Вы не хотите, чтобы ваши дети страдали . Почему?

Сара: Разве любая мать не чувствует то же самое? Я просто хочу видеть их счастливыми.

Кейти: Но почему вы не хотите, чтобы они страдали? Что происходит с вами, когда они страдают?

Сара: Я тоже страдаю.

Кейти: Вы страдаете. Не поэтому ли вы не хотите, чтобы они страдали? Очень важно найти правильный ответ.

Сара: У меня нет правильного ответа. Видеть, как страдает мой ребенок, для меня хуже, чем страдать самой.

Кейти: Это и должно быть хуже, потому что вы проецируете на своих детей то, через что они должны пройти. Вы проецируете на них свои собственные переживания. Вы страдаете не из-за их боли, а из-за ваших собственных переживаний.

Сара (после паузы): Это правда.

Кейtи: И когда вы переживаете, кто страдает? Вы.

Сара: М-м-м.

Кейти: Итак, когда вы смотрите на страдания своих детей и проецируете их на себя, то ситуацию уже можно оценить не на один балл, а, скажем, на шесть или семь баллов по десятибалльной шкале. Но это не страдания детей тянут на семь баллов, а боль, которую их страдания причиняют вам.

Сара: Может быть.

Кейти: Я часто говорю: мне нравится в идее об обособленных телах то, что, когда другому человеку больно, я не испытываю боли. Не моя очередь. Но когда больно мне, я честно признаюсь в этом. Посмотрите на слезы в моих глазах — это моя боль, не ваша. Вы сейчас свободны от боли и можете даже помочь мне, если захотите. Но проецируя мою боль на себя и переживая ее как свою собственную, как вы можете помочь мне? И когда больно вам, я тоже не должна проецировать вашу боль на себя.

Сара: Как вы пришли к этому?

Кейти: Я выполняла Работу. Я исследовала свой разум. Я устала от постоянной боли. И я поражаюсь тому, каким свободным может быть разум. Чем свободнее вы становитесь, тем сильнее любите себя. А человек, любящий себя, любит все, что видит вокруг. Это то, что он проецирует на мир. «Возлюби ближнего — своего, как самого себя». Раньше я ненавидела себя, ненавидела других. Теперь я люблю себя, и мне ничто не может помешать любить вас. Вот так это работает. А сейчас подумайте о самом худшем времени в вашей жизни, о самом худшем, что вы претерпели.

Сара: Хорошо.

Кейти: Вы справились с этим, не так ли?

Сара: Конечно. Это было тяжело, но я справилась.

Кейти: Отлично. Так почему вы уверены в том, что ваши дети не смогут справиться с этим? Если вы смогли сделать это, то почему вы уверены в том, что они не смогут справиться с теми трудностями, которые преподносит им жизнь?

Сара: Я понимаю это.

Кейти: Да, милая. Вы справились со своими трудностями. Так что вас заставляет верить в то, что ваши дети не настолько способны и мужественны, как вы? Что заставляет вас верить в то, что они обладают меньшими способностями к выживанию, чем вы?

Сара: Сейчас мне пришла в голову мысль, что у них не было способностей к выживанию, когда они были маленькими.

Кейти: Неужели? Это хорошее утверждение. «У них не было способностей к выживанию, когда они были маленькими» — разверните эту мысль. «У меня не было … »

Сара: Верно. У меня не было способностей к выживанию .. .

Кейти: … когда они …

Сара: … когда они были маленькими.

Кейти: Да. Ваше бесстрашное творческое «Я» не обладало способностями к выживанию. Я наблюдала за детьми и видела, какими бесстрашными они бывают, пока мы не научим их бояться. Я до сих пор учусь у детей способности к выживанию. Когда они с разбега врезаются в дверь, то никогда не оглядываются по сторонам, чтобы проверить, видел ли это кто-нибудь. (Смех в зале.) Я учусь способности к выживанию у двух-трехлетних внуков, а также у своих уже взрослых детей. Я наблюдаю за тем, как поразительно легко и — вы не поверите — без моей помощи они справляются со своими проблемами. Но так происходит потому, что я не вмешиваюсь, а только наблюдаю. Я хочу знать своих детей. А если я начну вмешиваться, то как смогу узнать, насколько сильны их способности к выживанию? Как я смогу узнать это, если я буду все время вмешиваться в дела своих детей, не давая им проявить себя? И зачем им нужны эти способности, если я всегда рядом! Чему мы можем научить детей, вмешиваясь в их жизнь, когда нас не просят об этом?

Сара: Я понимаю.

Кейти: Итак, вы не хотите, чтобы ваши дети страдали, потому что, когда они страдают, вы тоже страдаете . Все дело в вас. Теперь представьте, что ваши дети заболели и страдают от непрекращающейся боли. А доктора говорят: «Мы ничего не можем сделать с этим», и эвтаназия, как известно, запрещена законом.

Сара: Это мой самый страшный кошмар.

Кейти: Да, именно так ведет себя неисследованный ум. «Мои дети обречены на страдания, и я ничем не могу помочь им». Поскольку данная ситуация находится вне вашего контроля, вы остаетесь наедине с собой и своим страданием. И вам придется самой справляться с этой проблемой. Вот почему мне нравится решать проблемы еще до того, как они возникают. Благодаря этому я готова к любым превратностям жизни и способна оказать людям более действенную помощь. Такой подход к жизни гораздо более эффективный. Я здесь для того, чтобы делать то, что я могу, а не для того, чтобы делать невозможное или то, в чем нет необходимости.

Сара: Да, мне это понятно.

Кейти: Когда другой человек страдает, я ничего не могу с этим поделать, разве только обнять его или принести ему чашку чая и дать понять, что я абсолютно доступна. На этом мое вмешательство заканчивается. Остальное он должен сделать сам. И поскольку я справилась с этим, уверена, что и он справится. Я не являюсь каким-то особенным человеком.

Сара: Это так глубоко.

Кейти: Жизнь будет проверять вас. Поэтому, когда дети страдают, эвтаназия противозаконна и вы не хотите садиться в тюрьму за убийство, а доктора говорят, что ваши дети будут мучиться от боли всю оставшуюся жизнь — двадцать или, скажем, пятьдесят лет, — вы ничего не можете с этим поделать. Все доктора говорят, что сделать ничего невозможно. Это то, что есть: дети страдают от боли. «Вы не способны справиться с этим» — правда ли это?

Сара: Это действительно кажется правдой.

Кейти: Я прошу вас посмотреть глубже. Давайте не будем уходить от реальности! «Вы не способны справиться с этим» — можете ли вы абсолютно точно знать, что это правда?

Сара (после длительной паузы) : Нет, я не могу абсолютно точно знать этого. Хотя, возможно, я и справилась бы.

Кейти: Конечно, вы справитесь! В этом зале нет никого, кто бы не справился. Это то, что есть. Вы находитесь в больничной палате, страдая от того, что вашим детям больно, а потом вы идете в ванную комнату. На обратном пути вы замечаете что-то или улавливаете какой-то запах — и на мгновение забываете о страданиях детей. Затем вы понимаете, что голодны, и решаете поесть. Вы наслаждаетесь едой и, возможно, чувствуете себя виноватой оттого, что наслаждаетесь. Затем вам становится скучно в больничной палате. «Мне нужно немного свежего воздуха!» И вы находите какой-нибудь предлог для того, чтобы покинуть палату, и считаете себя ужасной матерью … А потом у вас появляется мысль, что кровать в палате не такая удобная, как дома, и, в конце концов, вы идете домой, а потом ложитесь спать. Так или иначе, вы справитесь с этим.

Сара: Это близко к правде. Именно так все и происходит со мной.

Кейти: Как вы реагируете, когда верите мысли «Я не смогла бы с этим справиться»? Как вы реагируете, когда верите в эту ложь? Я называю эту мысль ложью, поскольку вы сами сказали, что она не является правдой, что вы не можете знать, что она правдива.

Сара: У меня сжимается горло, я чувствую тяжесть в груди и животе и думаю о самых ужасных вещах, которые только могут случиться.

Кейти: Точно. Ваш ум устремлен в будущее, и он создает ад. Он создает даже больше страданий, чем их причиняет вам ваша мнимая проблема, как будто ему недостаточно того, что уже есть. И тогда, как вы обращаетесь … скажем, с вашей дочерью. Как вы обращаетесь с ней, когда верите в мысль «Я не способна с этим справиться»?

Сара: Я испытываю ужас и растерянность. И держусь как можно дальше от дочери. Моя собственная боль так сильна, что я действительно не могу быть рядом с ней.

Кейти: Как вы относитесь к жизни, когда верите в мысль «Я не способна справиться с этим»? Вы отстраняетесь от жизни, не так ли? «Я просто не вынесу этого! Я не могу видеть свою дочь страдающей!» Итак, речь идет о вашей дочери. Кем бы вы были без этой мысли?

Сара: Я была бы более спокойной, уверенной в себе. Я могла бы смотреть ей в глаза и держать ее за руку, как бы сильно она ни страдала.

Кейти: Да, милая, это было бы для вас более естественно. Разверните эту мысль.

Сара: Я способна справиться с этим .

Кейти: Да. Я смогу справиться с этим, видя, как страдает моя дочь. Это не я испытываю боль, а она! Вы запутались. Проблема в вас. Я, мне, меня, я, я, мне. И снова: мне, я, я, меня. «Я не способна справиться с этим» — в то время как ваша дочь умирает. И ваше сердце закрывается. А мы удивляемся, почему так отстранены от жизни. Потому что верим в мысли, подобные этой: «Я не способна справиться с этим», хотя на самом деле мы можем с этим справиться.

Сара: О Боже! Поразительно! Я никогда не понимала этого раньше.

Кейти: Пробудиться к реальности — значит быть изумленной самой собой, своей силой, своей любовью, своей преданностью. Кем бы вы были в присутствии своего ребенка без мысли «Я не способна с этим справиться»?

Сара: Думаю, я была бы внимательной и присутствующей.

Кейти: Я тоже так думаю. И я прошла через это. Я знаю, что значит быть полностью присутствующей в страдании ребенка или смерти матери. Я не чувствовала себя — отстраненной от них, поскольку не верила в мысль «Я не способна справиться с этим». Я так глубоко связана с ними. Если они будут умирать, я не захочу пропустить ни одного мгновения, проведенного с ними. Но мысль «Я не способна справиться с этим» отделяет нас от близких. В наших умах они уже умерли, в то время как они еще живы.

Сара: Я способна справиться с этим.

Кейти: Это хорошо — обрести связь с реальностью. Связь матери с реальностью — действительно замечательная вещь.

Сара: Я очень благодарна вам, Кейти. Мне трудно передать словами то, как много вы для меня сделали.

Кейти: Я рада за вас. Вам удалось осознать, что вы можете справиться со всем, что приносит вам жизнь. Теперь ваши дети могут жить спокойно. И вы тоже. И это прекрасный пример силы любви.


Индивидуальные консультации с международным фасилитатором по методу «Работа Байрон Кейти» Эллой Травинской.
Профиль Эллы в Фейсбуке: https://www.facebook.com/ella.travinsky

Профиль Эллы в ВКонтакте: https://vk.com/id156803538
Элект. почта Эллы: ellatravinsky@gmail.com
Скайп: ellatravinsky

Исследование мысли «Пристрастие Томаса к алкоголю»

1984858-1920x1080-[DesktopNexus.com]

Томас: Я не люблю алкоголь, но кажется, мне действительно нравится пить много. Алкоголь разрушает мои взаимоотношения с собой и с моей семьей. Алкоголь ставит меня в положение, в котором я не хочу быть. Я борюсь с этим, потому что я не хочу пить, но при этом пью. Я не знаю, что мне делать с этим.
Кейти: По моему опыту, я не пристрастна к алкоголю. Я пристрастна к мышлению. Алкоголь – это результат моего мышления. Я не знала, как понять или заглушить мое мышление, и тогда алкоголь оказался пригодным для того, чтобы пройти через ад. Это может показаться благодатью в течение некоторого времени. Это помогает дойти до определенной точки, но только до этой точки. Я протрезвею и останусь в замешательстве еще большем, чем раньше.
И тогда некоторые из нас даже прибегают к радикальной комбинации, как кокаин, возможно, или транквилизаторы или секс в попытке заглушить наши умы. В конце концов, это закончится так же, как и все остальное. Это приводит к заключению: мы останемся застрявшими в плену мыслей, которые крутятся лихорадочно и неконтролируемо в нашей голове.
Давай посмотрим. Прочитай утверждение, которое ты написал, милый.
Томас: Алкоголь разрушает мои взаимоотношения с собой и с моей семьей.
Кейти: А теперь поставь «мое мышление» на место слова «алкоголь», и прочитай это снова.
Томас: Мое мышление разрушает мои взаимоотношения с собой и с моей семьей.
Кейти: Почувствуй это. Это правда, в той же мере?
Томас: Это точно, правда. Я нахожусь с ними, но по-настоящему я не с ними, потому что я думаю о том, как выйти оттуда, чтобы достать выпивку. Я думаю, что мне необходимо выпить.
Кейти: Ты сходишь с ума со своим мышлением прежде, чем ты начал пить. Некоторые из вас делают то же самое с едой, вы не едите шоколад. Вы едите безумие. Вы едите дискомфорт ума. Нет шоколада. Нет алкоголя. Тогда поставьте ваш символ вместо слова «алкоголь». Какой ваш символ? Брат, муж, еда, сигареты, деньги, отношения? Ты нуждаешься в выпивке, правда ли это?
Томас: Нет.
Кейти: Нет. Я знаю, что нет, потому я не вижу выпивку в твоих руках сейчас. Как ты реагируешь, когда ты веришь в ложь, что ты нуждаешься в выпивке?
Томас: Я пью. Я ищу оправдания для выпивки. Я нарушаю обязательства. Я отсутствую на работе. Я часто манипулирую, чтобы добраться до алкоголя и вру, чтобы скрыть это. Если кто — то говорит мне, что мне не надо пить, я воюю с ним, чтобы добыть выпивку. Я думаю, что это их вина. Я делаю все что угодно, чтобы добыть спиртное.
Кейти: Что ты испытываешь?
Томас: Такое ощущение, что это вызывает много боли, усилия и причиняет много ран в душе.
Кейти: Мы можем привязать самих себя к стулу или попросить кого — то привязать нас, чтобы мы не пили, и нет никакой свободы. Мы все еще хотим пить, потому что мы все еще привязаны к нашим неисследованным мыслям. Ангел, кем бы ты был, если бы ты не верил в ложную мысль, что ты должен пить?
Томас: Я был бы другим человеком. Определенно. Я бы больше не лгал. Я лгу, когда я пью, — особенно по отношению к самому себе.
Кейти: Хорошо. Давай посмотрим следующее утверждение.
Томас: Я не хочу быть зависимым от алкоголя. Я не хочу испытывать тягу к алкоголю.
Кейти: Примени слово «мышление» и прочитай это снова.
Томас: Я не хочу быть зависимым от мышления, и я не хочу испытывать тягу к мышлению.
Кейти: Это единственное пристрастие, которое когда — либо могло произойти.
Томас: Я пристрастился к своему мышлению?
Кейти: Ты зависим от своей истории. Когда ты проводишь исследование и воздерживаешься ото лжи, тело последует за этим естественным образом.
Томас: Я не пил четыре с половиной года, после того как я прошел реабилитацию. А полтора месяца назад я снова начал пить.
Кейти: Я не вижу в этом проблемы. Моя проблема — мое мышление. Я имею дело с мышлением. Я не привязываюсь к алкоголю или к вещам. Я привязываюсь только к мысли, которая появляется.
«Вещи» — это только символы, зеркальное отражение твоего мышления. Если ты был пьян от своего мышления в течение четырех с половиной лет, то это неудивительно, что ты будешь снова пить. Иначе, кроме исследования, как мы можем жить с горечью и жалостью к себе? Тело следует за мышлением и алкоголь — один из способов для этого.
Давай рассмотрим следующее утверждение.
Томас: Я не хочу, чтобы алкоголь был частью моей жизнью в негативном аспекте.
Кейти: Разверни это.
Томас: Я не хочу, чтобы мое мышление было частью моей жизнью в негативном аспекте.
Кейти: Теперь ты знаешь как.
Томас: Не думать негативные мысли, не так ли?
Кейти: Ты можешь попытаться. У меня это никогда не срабатывало. Я научилась приветствовать негативные мысли. Я встречаю их с распростертыми объятьями и вывожу их на свет на бумаге. Через исследование я воспринимаю их с пониманием тем же путем, что мы делаем сейчас. Я живу внутренней жизнью, и никакой самый лучший алкоголь не сможет сравниться с ней.
Только обрати внимание на негативные мысли. Запиши их. Задай четыре вопроса и сделай разворот. Посиди с этим, так же как ты сидел с выпивкой. Погрузись в себе неторопливо и утоляй жажду. Голод и жажда — для Бога. Там царит настоящая эйфория. Когда мы знаем, как добраться туда, и мы знаем, что это находится внутри, осознание в себе Бога превращается в окончательное пристрастие и это работает. Окончательное пристрастие — «познать себя» для себя. Спроси себя!
Давай рассмотрим следующее утверждение.
Томас: Я нуждаюсь в алкоголе для бегства.
Кейти: Ты нуждаешься в алкоголе для бегства. Правда ли это? По твоему опыту это работает?
Томас: Нет.
Кейти: Наконец — то. Как ты реагируешь, когда ты веришь в мысль, я могу спасаться бегством через алкоголь?
Томас: Я пью и обычно цепляюсь за боль. Я не могу понять, что беспокоит меня. Я оставляю это в сторону и не смотрю на это.
Кейти: И это сработало?
Томас: Нет. Потому что это все еще здесь.
Кейти: Кем бы ты был без мифа, что алкоголь прекрасное средство для бегства?
Томас: Я не знаю, кем я буду. Кем — то другим. Кем — то другим.
Кейти: Может, будешь свободным ото лжи. Это благодать покоя. Милый, поставь слова «мое мышление» на место слово «алкоголь».
Томас: Окей. Я нуждаюсь в моем мышлении для бегства.
Кейти: Это мышление, которое ты пользуешь для того, чтобы достать спиртное. Это твой билет для входа к алкоголю. Когда ложь раскрывается, у тебя есть то, чего хотел, чтобы алкоголь дал тебе, но никогда не даст. Ты возвращаешь самого себя. У тебя есть ясность.
Мне нравится, что чем больше ты приближаешься к алкоголю (с данной «Работой»), тем больше ты начинаешь понимать систему мышления, которая появляется в твоей голове, и ты уже не будешь реагировать на это и действовать. Ты можешь увидеть и пережить, кто ты без твоего безумия. Когда система мышления появляется снова, у тебя есть Работа для того, чтобы встретить систему мышления. И ты все еще пребываешь в эйфории, без нужды опьянеть.
Давай рассмотрим следующее утверждение.
Томас: Алкоголь делает меня грустным, счастливым, неуверенным и потерянным.
Кейти: Мое мышление…
Томас: Мое мышление делает меня грустным, счастливым, неуверенным и потерянным. Так, я делаю это себе?
Кейти: Да. Путем привязки к этой системе мышления — пьяный или трезвый.
Томас: Как я могу отпустить их?
Кейти: По моему опыту, ты не можешь отпустить их. Ты не создавал их. Мы не просыпаемся утром и решаем думать. Мысли просто появляются. Через Работу мы воспринимаем их с пониманием, наконец — то, и мы уже не испытываем негативные влияния (как выпивка), для того чтобы верить им.
Через исследование мысли отпускают меня. Истина — твоя истина — освободит тебя. Нетронутая, она ждет внутри тебя. Она всегда ждет там, если ты действительно хочешь знать правду и у тебя есть готовность спросить у этого богатого, отрезвляющего и щедрого источника.
Давай рассмотрим следующее утверждение.
Томас: Я не хочу снова пить алкоголь.
Кейти: Место, где мы пьем, до физической выпивки, находится в нашем уме. Там же ты начинаешь пить?
Томас: Да. Абсолютно.
Кейти: Тогда эта мысль, пить, может появиться снова. Когда она появится, ты будешь испытывать это. Это голос, который говорит тебе делать «Работу». Дай себе испытать эйфорию, которая работает и которая поднимет тебя более высоко, чем алкоголь.
Теперь, Я готов…
Томас: Я готов пить снова.
Кейти: Да, только в голове. Это вернет тебя к Работе.
Я с нетерпением жду…
Томас: Я с нетерпением жду, чтобы пить.
Кейти: Да. В тот момент, перед тем как ты начинаешь пить, распознавай историю, которую ты испытываешь. Это может быть от того, что твоя жена сделала, твои дети, сосед, твой шеф или твой клиент что-то сказали или сделали (в твоей голове). В такие моменты, твое мышление тянется к алкоголю? Возможно, что это и есть то самое время делать Работу. Самореализация — это свобода, а не алкоголизм.
Томас: Не важно, что это принесет?
Кейти: Безоговорочно. Эта «Работа» с первого шага до 12 шагов (двенадцать шагов Программы Анонимных Алкоголиков). Она — четыре и пять шагов («провести бесстрашное исследование самого себя и признать истинную сущность своих недостатков»), что все хотели делать и не знали как. Необязательно делать работу о пьянстве. Возвращайся к системе мышления, которая предшествует выпивке и делай «Работу» с этим, с этим человеком. Всему предшествует система мышления, которую ты пытаешься заглушить с помощью алкоголя. Проделай Работу с этим, не обязательно с алкоголем.
Томас: Тогда я просто исследую эти мысли с помощью Работы? И тогда найду решение и покой?
Кейти: Делай «Работу». Твоя истина, не моя, она — та, что освободит тебя. Спроси себя. Твоя единственная проблема — твое мышление, и твое решение находится внутри тебя.
Я люблю тебя, милый. Добро пожаловать в «Работу».

© перевод : Элла Травинская

‘Работа Байрон Кейти’ в действии «Мне нужно, чтобы муж меня понимал,-правда ли это?»

1837990-1366x768-[DesktopNexus.com]

Женщина: Мне нужно, чтобы муж меня понимал.
Кейти: «Вам нужно, чтобы муж вас понимал» — правда ли это?
Женщина: Да.
Кейти: Это действительно вам нужно? Можете ли вы абсолютно точно знать, что для вас это самое лучшее?
Женщина: Ну, в конечном счете… Наверное, нет.
Кейти: Кто знает, что для вас сейчас самое лучшее? Разве способен бутон раскрыться раньше времени? Это невозможно, правда? Мы можем заботиться о нем, открывать путь свету, поливать, и он раскроется, когда раскроется: точно вовремя. Милая, как вы обращаетесь с ним, когда верите мысли о том, что вам нужно его понимание, а этого понимания нет?
Женщина: Я очень сержусь, мне становится очень грустно. Я отдаляюсь. Осуждаю его.
Кейти: Да, веря этой мысли, вы не понимаете мужа. И становитесь учителем непонимания. Кем бы вы были без мысли о том, что вам нужно его понимание?
Женщина: Я быпа бы счастлива с ним.
Кейти: Да, милая. Вы бы его понимали. Вы были бы живым образцом понимания — тем, кем вы хотите видеть его. Если я добиваюсь чьей-то любви, одобрения или высокой оценки, разве я могу понять этого человека? Это жестоко по отношению к нему и жестоко по отношению ко мне. Я бы предпочла быть свободной. Предпочла бы посмотреть, что произойдет, если я останусь свободной и просто буду с ним, принимая его таким, какой он есть в этот миг. Кто знает, что я обнаружила бы. И кто отказался бы любить и ценить человека, способного понимать? «Мне нужно, чтобы он меня понимал» — разверните эту мысль.
Женщина: Мне нужно понимать его.
Кейти: Да. Вам нужно понять, что он не понимает. Вы только что вернули ему его жизнь — в своих мыслях, — и он это почувствует, после чего его жизнь снова вернется к вам вместе с благостным пространством, в потоке без разделения. Когда вы верите мысли «Мой муж должен меня понимать», а на самом деле он вас не понимает, вы получаете рецепт несчастья. Вы можете сделать что угодно, чтобы он вас понял, и в конце концов он поймет то, что понимает.


из книги «Мне нужна твоя любовь— а так ли это?»

‘Работа Байрон Кейти’ в действии «Мой муж должен вернуться в семью,- правда ли это?»

 

1962502-1024x768-[DesktopNexus.com]

Женщина: Мой муж должен вернуться в семью.
Кейти: Вы абсолютно точно знаете, что это правда?
Женщина: Я безумно хочу этого.
Кейти: А можете ли вы абсолютно точно знать, что ему действительно нужно вернуться?
Женщина: Нет, не могу.
Кейти: Исследование предполагает работу с реальными фактами. Действительность такова, что ваш муж не вернулся. Он не должен возвращаться до тех пор, пока на самом деле не вернется. Веря мысли о том, что он должен вернуться, вы спорите с действительностью, а когда вы спорите с действительностью, вы проигрываете — правда, только в 100 % случаев. Это все равно что учить кошку лаять. Вы заявляете: «Я всю свою жизнь положу на то, чтобы научить эту кошку лаять». Вы учите ее. учите, и через десять лет кошка глядит на вас и вы слышите: «Мяу». Есть кое-что, способное сделать вас в сто раз счастливее, чем возвращение мужа, но ваша убежденность мешает вам это осознать. Можете определить, что это такое? Как вы реагируете, когда верите мысли «Мой муж должен вернуться в семью»?
Женщина: Чувствую себя жалкой, злюсь, впадаю в депрессию, мне становится очень горько.
Кейти: А как вы разговариваете с ним, что говорите о нем детям, когда верите, что он должен вернуться, а он не возвращается и вам так плохо и горько?
Женщина: Ну, я не очень-то ласкова.
Кейти: Расскажите подробнее. Закройте глаза. Какой вы себя видите?
Женщина: Вижу, как критикую его, кричу на него, часто высказываю свои обиды, держусь холодно и отчужденно, говорю колкости, которые, я знаю, причинят ему боль. Когда рассказываю о муже детям, то выставляю его в самом неприглядном свете. Стараюсь показать, что он не прав. Я хочу, чтобы они считали его жестоким и вероломным человеком. Хочу, чтобы они его ненавидели и были со мной заодно.
Кейти: Кем бы вы были без мысли о том, что ваш муж должен вернуться?
Женщина: Я бы освободилась от всего этого.
Кейти: «Мой муж должен вернуться в семью» — разверните эту мысль.
Женщина: Я должна вернуться в семью. Да, возможно, моим детям не хватало меня больше, чем не хватает его, —хоть я никуда и не уходила. А я скучаю по ним. Нам могло бы быть так хорошо вместе.
Кейти: Есть какой-то другой разворот!
Женщина: Я должна вернуться к себе.
Кейти: Прочувствуйте это. Это и есть исцеление.
Женщина: Да. Такое ощущение, что я куда-то уезжала и дома никого не было. Теперь я словно открыла парадную дверь и вернулась. Я могла бы быть счастливой женщиной, счастливой разведенной женщиной.
Кейти: Видите еще один разворот!
Женщина: Я должна вернуться к нему.
Кейти: Можете такое представить?
Женщина: Да.
Кейти: Никто не может запретить вам его любить; на это способны только вы. Вы верили в конструкции, которые ограждали вас от осознания любви, живущей в вас большой любви к мужу и детям, — и вот вы притворились, что не желаете ему счастья. Я могу закрыть глаза и представить моего мужа в объятиях любящей его женщины — и я желала бы этого, если бы это действительно было тем, чего он хочет; и я вижу свою жизнь без него — абсолютно полноценную жизнь. В моей жизни всегда море любви. Как и у каждого из нас. Любвине бывает слишком мало или слишком много. Если мы не чувствуем боли и проживаем развороты, это верный признак того, что Работа в нас не заглохла. «Я должна вернуться к семье, и я должна вернуться к себе, и я должна вернуться к нему». И вы идете домой, звоните мужу и говорите: «Я люблю тебя, и я так счастлива, что ты с той женщиной. Я заглянула в себя, и вот что я там нашла, — и меня так тронула эта любовь к тебе». Ваша убежденность, касавшаяся мужа, была всего лишь попыткой оградиться от осознания любви, которой вы являетесь.

Продолжить чтение «‘Работа Байрон Кейти’ в действии «Мой муж должен вернуться в семью,- правда ли это?»»